Похищение пришельцами Зинаиды Гавриловой (1990) — Код НЛО | UFO code

В ночь с 19 на 20 июня 1990 года сорокатрёхлетняя Зинаида Гаврилова пережила, как она выразилась, самое идиотское приключение в своей жизни. Вечером 20 июня она позвонила своей подруге и сообщила ей: {BLOCK=2} — Я повстречалась с ведьмой.

Похищение пришельцами Зинаиды Гавриловой (1990)

Похищение пришельцами Зинаиды Гавриловой (1990)

В ночь с 19 на 20 июня 1990 года сорокатрёхлетняя Зинаида Гаврилова пережила, как она выразилась, самое идиотское приключение в своей жизни. Вечером 20 июня она позвонила своей подруге и сообщила ей:


— Я повстречалась с ведьмой.

А подруга оказалась женой моего давнего приятеля Эраста Демишева.

Эраст немедленно набрал мой телефонный номер и коротко оповестил меня о рассказе Гавриловой.

Договориться о встрече с ней было делом несложным. В 10 часов утра 21 июня Зинаида уже лежала на тахте в квартире Валерия Авдеева — первый в её жизни сеанс регрессивного гипноза начался... Таких сеансов было потом ещё несколько.

В ходе первого сеанса нам не удалось восстановить всю цепочку событий, происшедших с нею, от начала до конца. Ничего удивительного в этом не было. Наш исследовательский опыт показал, что, как правило, воспоминания восстанавливаются в памяти загипнотизированного человека, пережившего "встречу с чуждым" и частично забывшего суть происшедшего, по частям. Они всплывают рваными, я бы сказал, кусками — бессвязными, сплошь и рядом лишёнными временной последовательности.

Лишь в ходе всё новых и новых сеансов гипноза удаётся сложить фрагментарные обрывки в цельную осмысленную картину, дающую связное представление о контакте с Неведомым Миром.

Итак, Валерий Авдеев погрузил Гаврилову в гипноз и передал так называемый "контактный раппорт", то есть управление её сознанием, мне. И я повёл опрос загипнотизированной женщины. А Валерий Авдеев, между тем, продолжал "держать" на протяжении всего сеанса гипнотическое поле над ней... Неожиданно быстро, без особых усилий мы с Валерием вышли на информацию, интересовавшую меня. Произошло же это, видимо, потому, что Гаврилова была введена в гипнотическое состояние спустя лишь каких-нибудь тридцать три часа после окончания её встречи с "ведьмой". Подозреваю, знаменитая "психостенка", устанавливаемая в сознании контактёров силами нечеловеческого уровня — блокирующая воспоминания о главных событиях контакта, не успела ещё толком, так сказать, затвердеть, "окаменеть".

Благодаря этому Зинаида стала давать подробные показания уже на первом сеансе...

Но прежде чем перейти к рассказу об их сути, изложу коротко то, что сообщила она сначала своей подруге по телефону, а потом и мне.

Вечером Зинаида Гаврилова была в гостях у своих знакомых, живущих в Москве. Сама же Зинаида живёт под Москвой — в небольшом военном городке. Чтобы добраться от Москвы до городка, нужно не менее часа ехать на электричке, а потом — несколько минут на автобусе. Если же ты опоздал на автобус, придётся шагать пешком. Пеший путь от железнодорожной станции до того военного городка занимает ровно тридцать минут. Идти надо по прямой как стрела асфальтированной дороге, проложенной через сосновый лес.

В ночное время дорога хорошо освещена фонарями, расставленными двумя шеренгами по её обочинам.

В тот вечер Зинаида опоздала на последний рейсовый автобус, ушедший к военному городку за полчаса до того, как она вышла из электрички на нужной ей станции. В полном одиночестве Гаврилова отправилась к городку пешком. Было 0 часов 10 минут.

В 0 часов 20 минут она подошла к бетонному мостику, перекинутому через небольшую речку в лесу.

О дальнейших событиях пусть расскажет она сама:

— Я увидела на мостике, освещённом фонарями, высокий тёмный столб дыма. Когда я подошла поближе, столб потемнел, сгустился и превратился в человека. Это была необычно высокая женщина в чёрном платье до пят. Её рост — более двух с половиной метров. Большой выпуклый лоб. Век и бровей нет. Громадные раскосые глаза — голубые, блестящие, словно перламутровые. Пергаментное по цвету лицо, треугольное, резко зауженное к низу. Маленький острый подбородок — этакий, знаете ли, старушечий. Какими были нос и губы, не помню. На голове — чёрный овальный шлем, а от шлема спадает на плечи и за спину пелерина, тоже чёрная. Очень длинные руки. На груди — яркий круг света, будто там висит что-то вроде плоского фонаря. Удивительно, но "фонарь" не освещал ничего вокруг себя... Женщина заговорила, едва я приблизилась к ней. Голос у неё был определённо женский, но поразительно писклявый. Она спросила: "Куда идёшь?" Я ответила, назвав наш городок. Тогда женщина сказала: "Пойдём со мной. Пойдём со мной. Пойдём со мной." Отчётливо помню, эту фразу она проговорила именно трижды. Произнося её, женщина стала двигаться, отступая от меня по мостику спиной вперёд. Я пошла следом за ней беспрекословно... И потеряла сознание.

Пришла в себя Зинаида Гаврилова вовсе, однако, не на том же самом мостике, а в нескольких шагах от КПП — контрольно-пропускного пункта военного городка. Она осознала, что сидит на лавочке возле КПП, вытянув перед собой ноги.

В голове — пустота. Сильно болят виски.

Медленно, очень медленно Зинаида встала с лавочки и направилась к КПП. Обычно там дежурил — причём круглые сутки подряд — пост охраны: два солдата и офицер. Но на сей раз на КПП никого не было! Словно некая сила удалила охрану с пропускного пункта, когда Зинаида таинственным образом оказалась перед ним, непонятно каким путём переместившись сюда с мостика, переброшенного через речку.

Гаврилова миновала КПП и вскоре подошла к пятиэтажному дому, в котором жили семьи офицеров, служащих в том военном городке... Сын встретил её вопросом: "Мать, где ты пропадала?! Мы сильно переволновались, ожидая тебя. Собрались с отцом уже отправляться на розыски." Зинаида взглянула на часы. Был ровно один час тридцать минут ночи.

Стало быть, очнулась она возле КПП примерно в один час двадцать минут. Отсюда следует, что из её памяти выпало, где она была и чем занималась на протяжении ориентировочно шестидесяти минут.

Женщина подошла к зеркалу, висевшему в её квартире в прихожей на стене.

— С удивлением я обнаружила, — говорит она, — что волосы на моей голове, которые всегда бывают распущенными, оказались почему-то стянутыми на затылке в очень тугой пучок. Кто их стянул, для меня — загадка. Я внимательно посмотрела на себя в зеркало и вдруг всё мгновенно вспомнила — и столб дыма на мостике, и то, как он превратился в женщину, и необычный облик этой женщины, и её слова "Пойдём со мной"... Воспоминания ошеломили меня. Я завизжала от ужаса. У меня началась форменная истерика.

В течение всего следующего дня Гаврилова пребывала в полусонном сомнамбулическом состоянии. Она то засыпала, то просыпалась ненадолго, а то опять засыпала... Вечером она позвонила своей подруге. Ну, а муж подруги связался со мной.

Выслушав её рассказ, я молвил:

— А раньше вам никогда не доводилось сталкиваться с какими бы то ни было аномальными, непонятными явлениями?
— Нет. Не доводилось... Впрочем, погодите. В апреле этого года я была в командировке в Ростове-на-Дону. И увидела там НЛО. Это случилось в ночь с 27 на 28 апреля, менее чем за два месяца до происшествия на мостике в сосновом лесу.

Зинаида помолчала, собираясь с мыслями.

— Меня поселили в гостинице в двухместном номере. Соседка по номеру в тот вечер уже спала. Была полночь. Я подошла к окну и узрела чудо в небе. Там сияли среди звёзд два ярких тела. Одно из них было очень крупной звездой, вспыхивавшей то жёлтым, то фиолетовым, то зелёным светом. Звезда не двигалась. А второе тело всё время сновало вверх и вниз по вертикали. Оно походило на светящуюся мужскую шляпу с тульей. Вокруг "шляпы" был световой ореол. Я разбудила соседку по номеру. Не менее часа стояли мы с ней возле окна, наблюдали за скачками "шляпы" в небе, бурно обсуждая то, что видели... Внезапно оба объекта исчезли.

— Зина, вы даёте добровольное согласие на то, чтобы пройти сквозь процедуру гипноза? — спросил я.
— Не просто даю, — ответствовала моя собеседница, — а настаиваю на гипнозе, уж коли есть такая возможность. Я очень хочу знать, что было со мной после того, как я потеряла сознание на мостике.

И мы с Валерием Авдеевым приступили к работе.

Обрывки воспоминаний, выуженные нами из-за "психостенки" в её сознании на первом же сеансе, послужили отправной точкой для шквала вопросов, которые я обрушил на неё на втором сеансе. А выясненное в ходе второго сеанса стало, в свою очередь, информационной базой для дальнейших опросов на сеансе № 3 и так далее.

В результате сложилась достаточно чёткая картинка о таинственных событиях ночи с 19 на 20 июня 1990 года и не только, ,как оказалось, той ночи.

Вот она, эта картинка, в подробном пересказе.

"Пойдём со мной", — приказала высоченная "женщина в чёрном", и Зинаида Гаврилова потеряла сознание. Далее — провал в её памяти, чёрное пятно, которое нам с Авдеевым так, увы, и не удалось "расковырять".

Далее: Зинаида очутилась на стадионе, принадлежащем воинской части, в которой служит её муж-офицер. От мостика, перекинутого через речку, — не более одного километра до стадиона.

Дабы не портить дальнейший, совершенно, по-моему, захватывающий рассказ инородными включениями, скажу здесь сразу же, что вместе с Зинаидой Гавриловой, Эрастом Демишевым и моим коллегой по исследованиям Виталием Шишенко мы побывали на том мостике. Провели приборное обследование зоны контакта. А через пару дней, вновь приехав сюда, я пробежался через лес до стадиона.

Магнитометр зафиксировал на мостике аномальную невидимую полосу. Она начиналась точно там, где, по показаниям Гавриловой, стояла "женщина в чёрном", а обрывалась в метре от того места, где мостик упирался в берег реки. Длина полосы — пять с небольшим метров. Общая длина бетонного мостика — шестнадцать метров.

На стадионе я собственными глазами увидел типичное по внешним приметам место посадки НЛО. На футбольном поле просматривалась чётко очерченная круглая проплешина слегка поблекшей травы диаметром — я промерил — 7 метров 18 сантиметров...

Зинаида осознала себя стоящей на том футбольном поле, залитом ярким белым светом. Гаврилова не смогла объяснить, куда при этом подевалась "женщина в чёрном". Той женщины на стадионе не было. Перед Зинаидой высился на поле огромный серебристый шар, слегка зауженный к низу. Из люка в шаре ниспадала лестница — угловатая, состоящая из звеньев, зигзагообразная. Возле шара стояли двое очень высоких людей в светло-серых комбинезонах в обтяжку. Рост каждого превышал два с половиной метра.

Один из них подошёл к Зинаиде, взял её за руку и повёл к шару. У него была ледяная на ощупь ладонь... Внутри шара женщина увидела много маленьких круглых и квадратных лампочек, горевших на стенах. Когда кто-то из операторов НЛО прикасался к Гавриловой, она испытывала пронизывающий холод от его прикосновения.

— Со мной не говорили. Ко мне притрагивались.

— Что вы ощущали при этом?
— Очень холодно. Не больно. Но холодно.

— Нигде на теле не было больно?
— Было больно. В груди. Там, где шрам.

— Какой шрам?
— От давней операции на груди. Большой шрам. Когда прикасались к шраму, было больно.

— Зинаида, сейчас вы вновь находитесь внутри шара. Оглядитесь вокруг, присмотритесь. Кто, кроме вас, находится в нём?
— Маленький человек. Он сидит в кресле.

— Как он выглядит?
— Маленькое туловище. Тоненькие руки и ноги. Голова — круглая, большая. Глаза блестящие, перламутровые.

— Что он делает?
— Он неподвижно сидит в кресле.

— Кто ещё находится в шаре?
— Двое мужчин. Оба очень высокие. Широкие плечи. Длинные руки и ноги. Комбинезоны в обтяжку. Раскосые глаза.

— С вами разговаривали в шаре?
— Сначала меня долго трогали. Было очень холодно. Потом разговаривали.

— Что сказали вам?
— "Ты должна лететь с нами."

— Что сказали ещё?
— Ничего.

— Что было дальше?
— Высокий мужчина принялся закручивать волосы у меня на голове в тугой пучок. Он усадил меня в кресло, белое, высокое, удобное.

Далее — провал в памяти Гавриловой, чёрное пятно.

А далее — высокий мужчина в светло-сером комбинезоне взял Зинаиду на руки и вынес её из шара сквозь распахнутый люк! И она увидела перед собой иной мир — небо там было слегка зеленоватым. Позже, анализируя выявленную под гипнозом картину того мира, Гаврилова пришла к выводу, что побывала на "искусственной планете", "искусственном небесном теле со стеклянным небом-куполом".

Взору Зинаиды открылась длинная улица, на которую опустился шар. В её дальнем конце виднелся другой шар — куда более крупных размеров, нежели тот, в котором женщина была доставлена сюда.

Дома, стоявшие вдоль улицы, были белыми, низкими, длинными. Над крышами домов и между крышами торчали "белые прутья", очень много "прутьев".

— Прутья одинаковые по размерам?
— Нет. Одни выше, другие ниже. Много прутьев. Те, которые между домами, — выше тех, что над домами.

— Что ещё вы видите вокруг себя?
— На улице и между домами лежит всюду белый песок. Мокрый песок.

— Вернёмся к прутьям. Они — прямые?
— Не все прямые. Некоторые изогнуты спиралью. Но лишь немногие... Я иду по улице.

— Кто, кроме вас, сейчас находится на улице?
— Никого. Я иду одна.

— Вы идёте, ощущая почву под ногами?
— Я иду... Нет. Я плыву... Нет, не так. Я ошиблась, сказав, что я — на улице одна. Меня несёт на руках высокий мужчина. Холодно. От него исходит леденящий холод.

— Опишите облик мужчины.
— Одежда скользкая, серая. Как трико у циркачей.

— Опишите его лицо.
— Нос и губы не помню. Глаза — большие. Глазницы — глубокие. Бровей и ресниц нет. Глаза — светлые, перламутровые с отливом. Кроме нас двоих, на улице никого нет.

Мужчина с перламутровыми глазами неспешно прошествовал по пустынной улице от одного шара до другого и внёс женщину в тот шар.

— Он разговаривал с вами?
— Да.

— Это была обычная человеческая речь?
— Нет. Беседа шла на телепатическом уровне.

— Что он говорил?
— Он говорил: "Хочешь остаться здесь? Тебе будет хорошо. Ты можешь здесь жить." Но я не согласилась. Я сказала: "Не хочу здесь жить. У меня есть семья. Я не могу покинуть навсегда мужа и сына. Верните меня на стадион."

— Что ответил мужчина?
— Он сказал: "Хорошо. Вернём. Но ты должна немного побыть в этом городе. С тобой хочет встретиться один твой старый знакомый." Я спросила: "Как называется город?" Он ответил: "Куили." Больше мы не говорили ни о чём.

Внутри шара Гаврилова увидела несколько длинных столов. Между столами стояли кресла. Очень яркий свет заливал всё вокруг. Стены были гладкими, голыми. По помещению двигались туда-сюда высокие женщины в облегающих светло-серых комбинезонах.

Мужчина осторожно поставил Гаврилову на пол и отнял руки. Зинаида покачнулась и замерла столбом на месте с руками, вытянутыми по швам. Тошнотворное ощущение полного паралича всего тела разлилось по её членам.

Одна из женщин, не разжимая губ, стала уговаривать Зинаиду остаться в городе Куили навсегда. "В Куили тебе будет очень хорошо, — твердила она, транслируя свои мысли прямо в мозг Гавриловой. — Почему ты хочешь вернуться назад? Что за глупое желание? Оставайся с нами."

Гаврилова категорически отказалась.

Тогда две женщины подхватили её как бревно и уложили на один из столов — блестящий, белый, святящийся. К тому месту, где был у неё шрам на груди, они прижали какую-то небольшую прямоугольную пластинку. Возле стола появился, выдвинувшись откуда-то снизу, большой голубой экран. На нём тут же запрыгала светящаяся пульсирующая точка.

Затем Зинаиду Гаврилову сняли со стола. Высокий мужчина вновь подхватил её на руки и вынес из шара вон. На прощание женщина, уговаривавшая Гаврилову остаться в Куили навечно, сказала:

— Если захочешь, мы снова прилетим к тебе и заберём тебя к себе.
— Я согласна ещё раз побывать в Куили, — проговорила Зинаида. — Но вы опять должны будете вернуть меня на стадион.

— В следующий раз ты не захочешь возвращаться. Мы обязательно встретимся с тобой снова.

На всякий случай я задал загипнотизированной Зинаиде Гавриловой вопрос:

— Было ли вам сообщено, когда это произойдёт?

И услышал ответ, который произвёл шоковое впечатление. Честно вам скажу, дыхание зашлось у меня, когда я услышал:

— Да. Мне сказали.

И далее последовала точная дата — год, месяц, число, время суток, место встречи.

Как вы, читатель мой, сами понимаете, только полный идиот может оставить такую неожиданную информацию без внимания. Само собой, в указанный день и час в указанном месте автор этих строк и его коллеги будут сидеть в засаде в кустах и наблюдать за происходящим. Мы намерены провести видеосъёмку второго похищения Гавриловой с Земли, ни в коем случае не вмешиваясь в события...

Мужчина, как я уже говорил, вынес Зинаиду из шара, донёс её на руках до другого шара — того, что был меньших размеров. В том шаре она была вскоре доставлена на Землю и высажена из него непосредственно перед КПП военного городка.

На этой полученной под гипнозом и, казалось бы, исчерпывающей информации вполне можно было бы успокоиться, поставить жирную точку. Но я не успокоился и точку не поставил. В ходе всё новых и новых сеансов гипноза я возвращал Зинаиду памятью к воспоминаниям о её путешествии в город Куили.

И вот в какой-то момент моих "нудных" расспросов, ведшихся почти сплошь "методом тыка", я неожиданно установил, что помимо женщин и высокого мужчины находилось внутри громадного шара, где стояли длинные столы, ещё одно загадочное лицо.

Это был мужчина нормального человеческого роста, нормальной человеческой комплекции и с совершенно обычным, более чем ординарным, человеческим лицом. Как и другие операторы НЛО, он тоже был одет в светло-серый комбинезон в обтяжку. Мужчина стоял чуть в стороне от стола, на который уложили в том шаре Гаврилову.

— У него было очень знакомое лицо, — сообщила Зинаида под гипнозом. — По-моему, я видела его где-то раньше.

— А он случайно не разговаривал ли с вами?
— Разговаривал.

— Тоже на телепатическом уровне?
— Нет.

— Постойте! Неужели вы слышали его речь, так сказать, ушами?
— Да.

— Вы не ошибаетесь?
— У него двигались губы, когда он говорил. Я слышала ушами каждое произносимое им слово.

— Гм. Занятно... Что же он сказал?
— Он сказал: "Мы в любом случае заберём тебя с Земли. На Земле будет скоро очень плохо. А ты, лично ты нужна мне здесь. Я хорошо знаю тебя, я помню тебя. Я тоскую по тебе". Ну, а я спросила: "Почему вы тоскуете?" Он ответил: "Ты похожа на меня. Мы с тобой — одно целое. Вспомни, мы же с тобой уже встречались раньше... Ты должна остаться у нас! Моё сердце гложет тоска по тебе".

Зинаида всмотрелась в лицо мужчины и вдруг всё отчётливо вспомнила.

Он был прав. Гаврилова встречалась с ним много лет тому назад, когда... в первый раз побывала в Куили! Случилось это летом 1950 года. В ту пору было Зине три года. Вместе с родителями и бабушкой она жила в селе Рясное Житомирской области.

Ранним утром девочка сидела на жердочке забора перед родительским домом. К ней подъехала телега, в которой одиноко высилась сухощавая старуха, похожая на монашку. Чёрный платок плотно облегал волосы на голове, чёрное платье скрывало тело, ниспадая до пят. Старуха предложила девочке покататься на телеге. Та с радостью согласилась.

Повозка стронулась с места и покатилась... Вскоре она подъехала к берегу реки, что протекала за околицей села.

— Зинаида, сейчас вам опять три года от роду. Вы сидите на той телеге. Как выглядит "монашка"?
— Она очень высокая. Похожа на женщину, которая встретила меня на мостике в лесу. Но фонаря на груди нет.

— Что вы видите на берегу реки?
— Лодку, перевёрнутую вверх дном. Огромную лодку.

— Опишите её.
— На ней много круглых окошек. Очень длинная лодка. Как железнодорожный вагон…

Провал в памяти.

Перескажу дальнейший рассказ Зинаиды Гавриловой, опуская мои вопросы.

— Внутри лодки светло. Меня кладут в кресло. Его спинка откинута. Натягивают плёнку до лица. Я — как в чехле. Тепло, уютно. Вокруг меня стоят высокие светлые люди. Женщина в светлом трико склоняется надо мной. Щупает лоб... Дальше — чернота в памяти. А потом ... Потом лодка опустилась с неба на улице с длинными белыми домами. Вижу прутья над крышами домов и между крышами.

Высокая женщина в светлом трико вынесла Зину на руках из "лодки", поставила на "землю". И девочка увидела странно выглядевших, худосочных детей, игравших в какие-то игры. Заметив трёхлетнюю Зину, некий малолетний карапуз с радостным воплем отделился от группы играющих детишек и кинулся со всех ног к ней. Внешне он не был похож на других детей. Это был обычный, по словам Зинаиды, "земной мальчик".

— Он бросил мне шар и сказал: "Давай поиграем". Затем бросил новый шар. Шары летели ко мне один за другим. Радужные, красивые. Когда очередной шар касался моих ладоней, он лопался и опадал на землю каплями — светящимися, многоцветными ... Мы долго играли с мальчиком в лопающиеся шары. Мальчик сказал: "Возьми меня с собой. Мне скучно здесь". Но я не успела ответить. Женщина в трико схватила мена за руку. "Хватит," — проронила она. И повела к лодке... Я запомнила лицо этого обычного земного мальчика. И ещё я запомнила что-то иное о нём, нечто очень важное, не могу сейчас сказать — что. Спустя ровно сорок лет я вновь повстречалась с ним. Это он сказал мне, став к тому времени уже взрослым мужчиной: "Я помню тебя. Я тоскую по тебе". Каким образом он попал в детстве в Куили, не знаю. Но, попав туда, остался в Куили навсегда. Да, он — житель города Куили... Когда в трёхлетнем возрасте меня вернули на той лодке из Куили назад на Землю, моя бабушка обнаружила меня на пороге дома мёртвой. Я появилась там, по словам бабушки, из ниоткуда. Я была вся синяя. Не дышала.

Бабушка полчаса откачивала меня, растирала самогонкой. И я ожила.

Вот такая, стало быть, из ряда вон выходящая информация. Экипаж "летающей тарелки" похищает в 1950 году с Земли девочку, дабы она какое-то время поиграла в Куили в "лопающиеся шары" с обычным земным мальчиком, выкраденным с Земли же, надо полагать, несколько ранее. Мальчику не нравится в Куили, ему "скучно здесь". Девочку, видимо, похищают исключительно ради того, чтобы она его развлекла. То есть используют в качестве своеобразного психологического — только ли психологического?! — "лекарства".

А когда "лекарство" содействовало на мальчика, причём, подозреваю, подействовало неким неясным нам способом надолго, если не навсегда, девочку немедленно интернируют назад на Землю. При этом она переживает сильнейший физиологический шок: "Я была вся синяя. Не дышала". Ну, словно бы была выкачана из неё и перекачена в того мальчика немалая доля её персональной биоэнергии. А, может быть, и какая-та иная личностная информация...

Проходит много, очень много лет. Наступает апрель 1990 года.

Помните, я рассказывал о наблюдении Зинаидой Гавриловой двух НЛО из окна гостиницы в Ростове-на-Дону? Так вот, это было, как выяснилось в ходе сеансов гипноза, не просто ординарное наблюдение неких "чудес в небе", а... прямой психический контакт Зинаиды с объектом, похожим на светящуюся мужскую шляпу с тульей.

В кратком пересказе суть контакта такова. Миновали долгие годы. Тот мальчик, похищенный инопланетянами с Земли, вырос. Он продолжал безвыездно жить в Куили, где и получил образование. Мальчик стал юношей, потом мужчиной. Его обучили управлять иноземными летательными устройствами, сделали профессиональным пилотом "летающей тарелки".

Пилот-туземец с Земли, год за годом работал он без выходных в составе экипажа, ведущего какие-то таинственные исследования именно-таки на Земле и в её ближайших окрестностях... Однажды вечером в апреле 1990 года НЛО с тем, в частности, пилотом-туземцем на его борту и ещё один НЛО пролетали на пару над Ростовом. На бортовые пульты сбора информации поступали в этот момент сведения о всём, происходящем внизу — в городе.

Внезапно пилот-туземец, ахнув от изумления, узрел на экране перед собой развёрнутую справку о том, что в одной из гостиниц города находится та самая девочка, с которой он играл в шары в далёком своём детстве. Как уж ему удалось получить такую справочку, нас с вами не касается. Для нас сие — глубочайшая тайна за семью печатями.

Пилот-туземец на протяжении всех лет своей сознательной жизни, проведённой среди внеземлян, не мог выбросить из головы воспоминания о той замечательной девочке. Ведь это было единственное встреченное им в Куили, живое существо, столь похожее на него, — чистопородная землянка, как и он сам! Пилот-туземец из года в год пестовал в душе её образ, милый, трогательный, незабываемый. Он не раз представлял себе, как она подрастает с годами где-то там на далёкой Земле, становится очаровательной девушкой, ослепительно красивой женщиной... Дело кончилось тем, что он без памяти влюбился в созданный его воображением идеал.

А тут вдруг романтичный этот, возвышенный идеал, как показали приборы на борту НЛО, обрёл телесную оболочку. И находится в натуральном, что называется, виде, живьём чуть ли не в двух шагах — внизу, в спящем ночном городе, над которым бражирует корабль, управляемый пилотом-туземцем лично! С разрешения командира "летающей тарелки" взбудораженный пилот-туземец вошёл в прямой телепатический контакт с Зинаидой, стоявшей в тот момент у окна в гостинице — наблюдавшей за пируэтами светящейся "мужской шляпы" в ночном небе.

Внутри "шляпы" и сидел за пультом управления наш пилот-туземец.

— Любовь моя, — взволнованно произнёс он, — сию минуту я не располагаю временем долго беседовать с тобой. Мы выполняем сейчас важное задание. Ты не забыла меня? Ты помнишь о нашей встрече в Куили?
— Да. Помню, — сказала Зинаида, из сознания которой, между прочим, весь этот диалог вылетел напрочь сразу же после его окончания. Восстановить его содержание удалось только под гипнозом.

— Хочешь встретиться со мною снова? — спросил пилот-туземец.
— Не знаю. Наверное, неплохо было бы встретиться. Мы же давно не виделись.

— Если мне дадут на то разрешение, то спустя какое-то время к тебе прилетят мои друзья. Они увезут тебя ко мне в Куили. Хочешь вновь побывать в Куили?
— Хочу.

— До встречи, милая. Я люблю тебя.

...Зинаида отказалась остаться навсегда в Куили, хотя и повстречалась там с тем пилотом-туземцем. Пилот сказал: "Ты, лично ты нужна мне здесь... Я тоскую по тебе".

Нам известна дата, когда будет предпринята вторичная, как я понимаю, попытка уговорить Зинаиду Гаврилову эмигрировать с Земли на веки вечные. Что ж, посмотрим, чем окончится попытка.

Надеюсь, я не слишком утомил читателя своей длинной повестью о "внеземной любви". Не знаю, обратили ли вы внимание на то, что у повести — банальнейший сюжет: он всем сердцем любит её, а она равнодушна к его чувствам. В истории безответной этой и оттого беспробудно горестной страсти я хочу выделить два нюанса.

Первый: внеземляне безвозвратно умыкнули, по крайней мере, одного ребёнка с Земли и, обучив его, сделали вульгарным возчиком, шофёром на их космическом драндулете. Другими словами, использовали похищенного туземца на подсобной нехитрой работе, не требующей, по моим подозрениям, особой квалификации.

И второй нюанс: меня потрясает беспредельная, воистину космическая сила чувства — жар пылкой любви, взращённой в своём сердце за долгие-долгие годы туземцем-пилотом НЛО.

Один-единственный раз повстречался он в Куили с родным по крови существом — с девочкой, временно доставленной туда с Земли. Было это в его раннем детстве. Он не забыл ту единственную встречу и ту девочку. Её образ, ставший для него, видимо, святым, он пронёс сквозь все житейские невзгоды. Романтизировал его, наверняка — это уж само собой! — идеализировал и сберёг в сердце, несмотря ни на что — в первую очередь, не смотря на то, что сам стал, когда вырос, почти стопроцентным инопланетянином.

— До встречи. Я люблю тебя, — сказал он Зинаиде на прощанье в апреле 1990 года.

— Мы с тобой — одно целое, — загадочно обронил пилот-туземец спустя пару месяцев уже непосредственно в городе Куили.

Что он хотел сказать этими словами? Не скрыт ли во фразе намёк на то, что в 1950 году на самом деле была перекачена в него из трёхлетней Зины некая потаённая часть её личностной информации?

Не знаю, как у вас, а у меня от такой пылкой любви, неслыханно протяжённой и во времени, и, главное, в пространстве на линии "Земля — город Куили", кружится голова. Кто из нас с вами способен на чувство такой титанической силы?!

В долгой этой как сама жизнь, романтичной любви пилота НЛО к его соплеменнице, землянке обнаруживаются одновременно и связь времён, стянутых воедино глубиной безответного — пока что? — чувства, и связь, что самое поразительное, между мирами — нашим и Неведомым. Связь сердец, а не средств, допустим, коммуникации. Связь, вся суть которой полностью исчерпывается вечной как мир фразой, возвышенным откровением человеческой — подчёркиваю, человеческой — души:

— Я люблю тебя.

Источник: Алексей Прийма, Внеземляне идут! (1994), фрагмент главы 5 – "Встречи с экипажами НЛО".

Нравится
Не нравится
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Другие новости

Подводные НЛО

Как будто понимая свое превосходство, загадочный объект даже не пытался скрыться и крутился около военных

Лекарь из иного мира

Туманная фигура слегка покачнулась в дверях, и из её горящих глаз ударили в Бориса два луча света." Конец сентября 1991 года. Самое начало бабьего лета. Город Батайск Ростовской области. Семь часов вечера.

Авторизация

Поделиться ...