Похищаемые и их свидетельские показания — Код НЛО | UFO code

Я понимаю, что интеграция пришельцев в человеческое общество звучит смешно. Идея, что чужеродно/человеческие гибриды живут на Земле, по природе нелепа. Моим любимым вопросом во время интервью был: "Как вы думаете – пришельцы ходят среди нас?

Похищаемые и их свидетельские показания

Похищаемые и их свидетельские показания

Я понимаю, что интеграция пришельцев в человеческое общество звучит смешно. Идея, что чужеродно/человеческие гибриды живут на Земле, по природе нелепа. Моим любимым вопросом во время интервью был: "Как вы думаете – пришельцы ходят среди нас?" Мне нравился этот вопрос, потому что он давал мне возможность сказать, "Конечно нет! Нет никаких доказательств, что пришельцы ходят среди нас." Этот ответ позволял мне чувствовать себя нормальным в мире предполагаемого сумасшествия, в котором я жил. В этой книге, тем не менее, я привожу свидетельства, что пришельцы не только ходят среди нас, но также и живут здесь. Поступая таким образом я понимаю, что переступаю черту, которую большинство исследователей абдукции – а особенно большинство исследователей НЛО – не переступят. Но как академический исследователь, я должен следовать за свидетельствами, куда бы они не вели.


Однако, я чувствую себя неловко, рассказывая о том, что обнаружил. Вера в такие невероятные свидетельства похожа на слабоумие и является пищей для предположительно реалистичных разоблачителей. История, что похищаемый вместе с гибридом посетили бейсбольный матч, смущает меня и усиливает решимость разоблачителей. Но независимо от моего личного дискомфорта, я уверен в правдивости информации, которую представляю. Тем не менее читатели должны понимать, что ни один автор не непогрешим и что похищаемые могут обладать не идеальной памятью.

Когда похищаемые описывают свой опыт, они зачастую подвергают себя большому личному риску. Многие похищаемые – успешные, деятельные люди с продвинутыми профессиональными качествами, которые рискуют репутацией и средствами к существованию, раскрывая эти события. Похищаемые представляют все слои общества. Среди них есть врачи, бизнесмены, адвокаты, психологи, психиатры, ученые, профессора университетов, аспиранты, полицейские, библиотекари, продавцы, рабочие, пенсионеры и безработные. Они все сталкиваются с насмешками и презрением, когда утверждают, что были похищены внеземными существами.

Один из похищаемых, который говорил о своем опыте на рабочем месте, был уволен. Против других, кто рассказал своим супругам о похищениях, отчеты использовались в качестве доказательства их психической неустойчивости на слушаниях при разводе и детской опеке. Очень мало хорошего может произойти в результате рассказа о подобном опыте непохищаемым. Для человека, даже просто иметь интерес к предмету – без упоминания о похищении – может заставить других сомневаться в его умственной полноценности. Когда похищаемые дети говорят о своих событиях в школе, они подвергаются неустанному поддразниванию и учатся держать свои воспоминания при себе. И все же, стремление многих похищаемых понять, что с ними произошло, перевешивает опасность раскрытия. Они приезжают ко мне от отчаяния, которое заставляет искать рациональное объяснение на вид иррациональной активности, которая вторглась в их жизнь.

Я выбрал четырнадцать важных похищаемых, чей опыт приводится в этой книге, потому что они лучше всего объясняют конечную фазу программы похищений и демонстрируют новые и пугающие аспекты чужеродной агенды. Все упоминаемые имена являются псевдонимами, чтобы сохранить конфиденциальность.

Больше всего сессий я провел с Бетси. С 1999 по 2007 год мы исследовали более 100 событий похищений и у меня была беспрецедентная возможность больше года проводить с ней сессии еженедельно или чаще. Это позволило мне более глубоко проникнуть в ее повседневную жизнь и обнаружить неизвестные подробности абдукционной программы. Насколько я знаю, ни у одного исследователя не было такого доступа или подобной возможности с каким-либо похищаемым. Она была превосходным рассказчиком своих событий и я часто цитирую ее в этой книге.

Гипноз и свидетельства.

Исходные данные исследования похищений это человеческая память, восстановленная с помощью гипноза, который часто проводят дилетанты. Я хорошо знаю о недостатках этой методологии. Но чужеродная программа является тайной; немногие похищаемые сознательно вспоминают собственные похищения. Из-за этого у похищаемых есть уникальные проблемы в восстановлении подробных воспоминаний похищения и исследователи похищений редко понимают, как можно получить точные описания. К сожалению, в настоящее время нет курсов, обучающих проведению гипноза с похищаемыми и нет хороших книг по предмету. Понимание приходит из проб, ошибок и опыта. Компетентность в гипнозе похищаемых требует досконального знания явления похищения и понимания ловушек восстановленной памяти. Существует очень мало людей, которые в состоянии это делать.

Даже при использовании компетентного гипноза, описания похищений все еще остаются противоречивыми. Свидетельства похищений являются странными и зачастую неполными. И, как можно ожидать при работе неполными данными, отчеты часто поднимают больше вопросов, чем дают ответов. Кроме того, похищаемые могут фантазировать – выдумывать воображаемые события, компенсируя потерю памяти – и описывать события, которые либо не происходили (хотя они думают, что происходили), либо события произошли иначе, чем они вспоминают. Несмотря на эти проблемы, долговременная согласованность подробностей и изложения породила достоверность, которая не может сочетаться со своеобразными фантазиями. Когда исследователи восстанавливают память похищаемых со знанием дела, то могут дать нам реалистичный взгляд в экстраординарный мир похищений пришельцами.

Фантазии и ошибки.

Абдукционные отчеты, составленные без использования грамотного гипноза, чаще всего ненадежны, независимо от того насколько похищаемые уверены в правдивости и точности собственных воспоминаний. Даже при использовании компетентного гипноза, на нескольких первых сессиях гипноза могут проявиться фантазии, которые снижаются в последующем. Практики должны учиться работать с выдуманными воспоминаниями, используя ряд методов для их распознавания и уменьшения. К сожалению, неопытные или очень доверчивые исследователи похищений не могут идентифицировать фантазию и могут даже ее усилить с помощью неподходящего опроса. Результат – ложные отчеты, которые некомпетентные исследователи принимают за правдивые.

Примером опасности выдумки является телепатия. Коммуникация между существами на борту НЛО, что постоянно подтверждается, является телепатической. Похищаемые описывают это как понимание мыслей. Таким образом, мало что мешает им ощущать свои собственные мысли и думать, что эти мысли являются сообщениями от пришельцев. Это наиболее часто встречается в сознательных воспоминаниях похищаемых.

Другие ошибки являются прямой виной исследователей похищений. Это некоторые приятные верования, которые они прививают похищаемым или искусно, или неуклюже. Хотя некоторые исследователи – искренние сторонники феномена похищений, они имеют тенденцию поддерживать движение нью-эйдж, которое содержит идеи, что пришельцы находятся здесь, чтобы поднять нас к более высокому состоянию сознания. Пришельцы будут делать всё – духовно просвещать нас, будут учить нас исцелять друг друга или Землю, закончат войны, остановят разрушение окружающей среды, ликвидируют оружие массового уничтожения и будут готовить нас присоединиться к гостеприимному сообществу планет.

Я иногда встречаюсь с отчетами, в которых пришельцы говорят о разрушении окружающей среды. Но если эти воспоминания точны – а у меня теперь есть серьезные сомнения по этому поводу – вероятно пришельцы меньше беспокоятся по поводу окружающей среды в смысле ее сохранения для людей, а больше о том, на какой планете они сами хотят жить. Это аргумент, который я привожу в своей книге, The Threat.

Вспоминание и выявление закономерностей.

Когда я провожу гипноз с похищаемыми, то использую простые методы расслабления. Субъекты не находятся в трансе. Они иногда говорят мне, что не загипнотизированы, но я часто им говорю, что это не имеет значения. Во время сессии гипноза я задаю логические и хронологические вопросы, которые едва ли можно считать уводящими или наводящими. Абдуктант направляет мои вопросы. Например, если похищаемые говорят, что они находятся на столе, а затем входят в другую комнату, я спрашиваю, как они покинули стол. После того как они говорят мне как, я спрашиваю, стоят ли они и что они могут видеть в данный момент, после изменения положения. Если они начинают идти, я спрашиваю, в каком направлении. Если они двигаются к дверному проему, я спрашиваю о его форме. Если они покидают комнату, я спрашиваю, идут ли они прямо вперед или поворачивают налево или направо. Если они говорят, что находятся в прихожей, я спрашиваю о ее размере и форме, освещении и о других данных.

Легко переусердствовать с подобными вопросами, поэтому я стараюсь задавать их в разумных пределах. Я часто оставляю свои вопросы открытыми, таким образом мое личное мнение не влияет на их ответы. Новым субъектам, с кем у меня было три или меньшее количество сессий, я незаметно стараюсь задать вводящие в заблуждение вопросы, чтобы проверить их внушаемость. Я считаю, что людей редко можно разуверить. После нескольких сессий, как только лучше знакомлюсь с человеком и больше не волнуюсь о вымыслах, я становлюсь более разговорчивым, а не проверяющим что-либо. Эти простые и логичные методы помогают не допустить фантазий и восстановить память.

Исследование похищений состоит из выявления закономерностей. Без таких закономерностей все воспоминания были бы индивидуалистичными и поэтому, почти наверняка, самосозданными. Различные психологические феномены могут создать безумно расходящиеся отчеты о похищениях. Фактически, без закономерностей, не было бы никакого исследования программы похищений.

Как правило, я слышу похожие свидетельства о похищениях снова и снова. Я слышал описания некоторых определенных событий с теми же подробностями сотни раз – некоторые настолько часто, что даже приходилось прилагать усилия, чтобы не заснуть при этом. Но это усыпляющее, повторяющееся качество критически важно для подтверждения отчетов. Время от времени я слышу что-то новое – что-то, что потенциально может расширить мои знания. Я обычно скептически отношусь к таким отчетам и не принимаю такую информацию как свидетельство, пока другие похищаемые без знания предыдущих свидетельских показаний не сообщат о той же самой вещи. Я жду появления закономерности. Вообще, многочисленные описания тех же самых явлений – самый важный аспект исследования похищений.

Конечно, закономерности могут быть также выявлены посредством неподходящего опроса. Некоторые исследователи, использующие некорректную методологию, получили многочисленные описания подобных событий – например, получение посланий от пришельцев. Затем они приводят эти события как веские доказательства. Обычно эти отчеты рождаются в результате наводящих вопросов и/или странной практики задавания вопросов похищаемым, чтобы те расспросили пришельцев – как будто похищение происходит в настоящее время. Это напрямую порождает фантазии и субъекты невольно сотрудничают. Информация, полученная из такого типа опроса бесполезна и подрывает строгое исследование похищений. При компетентном исследовании похищаемые говорят, что они знают и не говорят о том, чего не знают.

Процедуры репродукции.

Важнейшая закономерность, которая продолжала подтверждаться в течении многих лет строгого, методического исследования похищений – это репродуктивные процедуры. Они проявились с первыми двумя обнаруженными случаями абдукции – это случай Антонио Виллас Боаса 1957 года в Бразилии и случай Барни и Бетти Хилл 1961 года в США. Виллас Боас сообщил о сексуальных отношениях с пришелицей, которая была похожа на человеческую женщину. После сексуального контакта женщина показала на живот, а затем вверх, предположительно в направлении неба. По словам Виллас Боаса, он использовался в качестве "жеребца, чтобы улучшить их породу." При изучении случая Виллас Боаса гипноз не использовался.

Случай Хиллов был первым, исследованным с помощью гипноза, но гипнотизер, хотя талантливый и опытный, не знал о явлении абдукции и связанных с ним проблемах памяти. Барни сообщил, что у него была взята сперма; Бетти сказала, что пришелец проколол ее пупок иглой, сообщая, что это "тест на беременность."

Случай Виллас Боаса не был опубликован до 1966 года, и ни книга 1966 года, ни телефильм 1975 года о случае похищения Хиллов не обсуждали взятие у Барни образца спермы. Следовательно, случаи не оказали большого влияния на будущие абдукционные отчеты о репродуктивных процессах. Однако с конца 1970-х выросла значимость репродуктивных аспектов похищений, поскольку исследователи начали понимать их повсеместность. Действительно, распространенность репродуктивных процедур в свидетельствах похищаемых привела нас к пониманию того, что известный исследователь похищений Бадд Хопкинс [Budd Hopkins] первоначально раскрыл в 1983 году – пришельцы использовали человеческую сперму и яйцеклетки и добавляли чужеродный биологический материал, чтобы создать смесь двух видов. Он назвал эти частично человеческие / частично чужеродные существа "гибридами".

Вынашивание гибридов начинается с процедуры внедрения. Похищаемые женщины сообщали, что пришельцы вставляли гибридный эмбрион в матку и девять – одиннадцать недель спустя извлекали зародыш. Во время последующих абдукционных событий эти похищаемые видели потомство (хотя не обязательно их собственное) – младенцев, малышей-ползунков, подростков, молодых совершеннолетних и взрослых. (Как ни странно, я не слышал от похищаемых о наблюдении пожилых гибридов.)

Похищаемые сообщают о спектре типов гибридов, начиная с тех, кто выглядит главным образом как пришельцы и заканчивая теми, кто выглядит как люди. Похищаемые также описывают спектр гибридных обязанностей, от сопровождения похищаемых в НЛО до проведения полной последовательности похищения без помощи общеизвестных серых пришельцев с большими головами, черными глазами и тонкими телами. Многие похищаемых сообщают о сложных личных отношениях со взрослыми гибридами.

Послания и первый контакт.

Фантазии о пришельцах и похищениях часто просачиваются в массовую культуру и превращаются в "истины". В некоторых случаях, некоторые аспекты этих фантазий глубоко затронули как общество в целом, так и ученых и академиков. Например, концепция получения "послания" от пришельцев использовалась бесславными "контактёрами" 1950-х, которые утверждали, что встретили пришельцев и были взяты в путешествия к Венере и другим планетам и им были переданы послания – часто о зле коммунизма, атомных бомбах и других актуальных проблемах того времени. "Послание" – все еще часть представлений о летающих тарелках, но это никогда не было законным аспектом феномена абдукции. Когда кто-либо изучает похищения, нелогичность таких посланий становится очевидной.

Точно так же идея формального "контакта" является непосредственной частью массовой культуры. Многие люди уверены, что если пришельцы когда-либо "приземлились" бы, то это произошло бы в виде – "ведите меня к вашему лидеру". Пришельцы и люди собрались бы вместе как равные, желательно на лужайке перед Белым домом, обоюдно показывая вежливость, учтивость и желание обучать или информировать. Хотя идея, что пришельцы раскрыли бы себя публично, в значительной степени укоренилась в духе времени, это не обнаруживается в явлении похищения. Кроме того, противоположная идея, что пришельцы находятся здесь, чтобы уничтожить людей и захватить планету – также является продуктом массовой культуры. Кинопродюсеры используют эту идею из-за ее драмы, ужаса и насилия. Снова, хотя у явления похищения есть скрытые аспекты, нет никаких сообщений о желании разрушить человеческую цивилизацию. Несмотря на отсутствие фактов, тем не менее, эти две концепции "первого контакта" обрели влияние в негативном смысле; они рассматриваются как единственные варианты. И так как эти сценарии не реализовались, большинство людей, включая академиков и ученых, пришли к заключению, что НЛО и явления похищений бессмысленны.

Нобелевский лауреат Кэри Муллис [Kary Mullis] представляет собой превосходный пример отрицания из-за несоответствия популярным ожиданиям. Австралийский исследователь НЛО Билл Чалкер [Bill Chalker] цитирует Муллиса:

"Любая культура, которая смогла преодолеть барьер пространства-времени, могла бы очень просто преодолеть проблемы сложной биохимии и не нуждалась бы в нас, как описано в теориях серой чужеродно-человеческой 'гибридной' агенды."

Это уверенное заявление не имеет доказательной базы и предполагает, что похищения не могли произойти, потому что они не следуют за тем, что, как он думает, должно происходить.

Утверждение Муллиса также предполагает, что он что-то знает о жизни в других местах. Но если бы мы взяли всех ученых и академиков мира, которые не являются исследователями НЛО и/или абдукции или похищаемыми и объединили бы все их знания о внеземной жизни, то общий объем был бы равен нулю. На данный момент, это бесспорное заявление. Мы должны иметь дело с фактами на руках, а не рассуждать, что пришельцы могли бы делать или должны были бы действовать так, как мы предполагаем. Использование массовой культуры или научно-популярных предположений для объяснения похищений должно включать последовательность доказательств, демонстрирующих как культурная информация вошла в сознание субъектов, которые затем преобразовали ее в сложные личные рассказы о похищениях. И все же, компетентное исследование похищений не в состоянии раскрыть такую последовательность доказательств – от массовой культуры к отчетам о похищениях.

Скептики, разоблачители и факты на руках.

Один из важнейших аспектов явления похищения заключается в том, что все похищаемые говорят то же самое о происходящем с ними, хотя они не делятся друг с другом информацией о собственном опыте. Например, было бы интересно (хотя и тривиально) узнать, откуда пришельцы родом. Если феномен абдукции обусловлен психологически – и поэтому не реален – некоторые похищаемые просто выдумали бы родной дом для пришельцев, так же как они воображают всё остальное. У нас тогда было бы множество теорий происхождения. В действительности, похищаемые редко описывают "родной дом", потому что пришельцы, с которыми они сталкиваются, не хотят давать эту информацию. И при этом пришельцы никогда не раскрывают главную причину, почему они здесь. Если бы явление было психологическим, то нам дали бы изобилие причин.

Знание, как здесь оказались пришельцы, важно для ученых. Учитывая наши технологии, они понимают огромные трудности достижения других звездных систем или галактик и приходят к заключению, что для других маловероятно сюда добраться. Они предполагают, что мы просто незначительная планета в обычной звездной системе. Поэтому нет никаких причин для пришельцев направляться к нам. Такая аргументация, конечно, нонсенс. Не имеет значения, как пришельцы сюда попали или откуда они. И при этом не имеет значения, какое место занимает Земля в галактике. Единственный важный вопрос: они здесь? Если ответ на этот вопрос – "Да", то следующий важнейший вопрос: "Почему они здесь?" Эпизодические свидетельства убедительно показывают, что они здесь; вопрос "почему" я исследую в этой книге.

У ученых, разоблачителей и скептиков есть много причин игнорировать или обесценивать феномен абдукции. Никто не подвергает сомнению тот факт, что люди утверждают, что были похищены. Таким образом, явление является или психологическим, или основанным на опыте – других вариантов нет. Поскольку для многих основанное на опыте объяснение слишком маловероятно, разоблачители и скептики выдвигают бесчисленные психологические объяснения. Они ссылаются на ошибочный гипноз, синдром ложной памяти, сонный паралич, влияние массовой культуры, сексуальное насилие в детстве, страх перед новым тысячелетием, истеричное заражение, самогипноз, желание верить, мифы и фольклор и многие другие объяснения.

Я прочитал более тридцати пяти различных – и по большей части взаимоисключающих – разоблачающих объяснений отчетов о похищениях. Все разоблачители имеют похожий стиль мышления. Они не знают точных свидетельств явления; они игнорируют свидетельства, которые действительно знают; они искажают свидетельства, чтобы те соответствовали их объяснениям. Я не нашел исключений из этого. Большинство скептиков не может понять, что компетентные исследователи похищений также знакомы с психологическими объяснениями и тщательно их изучали. Ни один серьезный исследователь не хочет перепутать психологический отчет с реальным. Для разоблачителей, однако, любое объяснение – независимо от того, как оно оторвано от свидетельств, независимо от того, как оно нелепо – предпочтительнее идеи, что похищения реальны.

Явление абдукции не поддается поверхностным ответам. Вот некоторые аспекты задокументированных похищений, которые должны быть учтены при любом объяснении:

Когда люди похищаются, они физически пропадают из своей нормальной среды.

• Люди иногда похищаются в группах и могут подтвердить сообщения друг друга.

• Свидетели иногда видят, как люди похищаются.

• При возвращении в нормальную обстановку после похищения, люди часто имеют следы, порезы, ушибы, переломы и даже полностью сформированные шрамы (что биологически невозможно), которых не было перед похищением.

• После возвращения, люди иногда одеты в одежду наизнанку или задом наперед или одеты в чужую одежду. В этих случаях они ясно помнят, что до этого одевались правильно.

• У большей части того, что описывают похищаемые, нет никаких прообразов в массовой культуре.

• Явление похищения пересекает социальные, политические, религиозные, образовательные, интеллектуальные, экономические, расовые, этнические и географические границы.

• Явление похищения глобально. Люди описывают те же самые вещи в тех же самых подробностях во всем мире, независимо от культурных различий.

• Похищения происходят в любое время дня и ночи, в зависимости от доступа к похищаемым и ситуации, когда их будут меньше всего искать. Похищаемые не обязательно должны спать.

• Похищения начинаются в детстве и продолжаются с разной частотой до старости.

• Явление похищения затрагивает многие поколения. Дети похищаемых часто сами сообщают о том, что являются похищаемыми, также как и их дети.

• Похищения не связаны с алкоголем или наркотиками.
Не менее важным является и то, как похищаемые имеют дело с явлением.

Большинство похищаемых боится похищений и хочет их остановить. Они не наслаждаются ими.


• Деятельные люди, которые сообщают об этих событиях, свидетельствуют против собственных интересов, зная, что публичное раскрытие может разрушить их карьеры.

• Многие похищаемые имеют "экран памяти", который представляет собой яркие воспоминания несоответствующих событий, маскирующие абдукционную активность.

• Некоторые похищаемые точно помнят без гипноза либо большие части, либо свои похищения полностью.

• При компетентном опросе люди вспоминают о произошедшем с большой точностью, детальностью, аккуратностью и полнотой.

• Похищения иногда исследуются спустя несколько недель, дней или часов после того, как они произошли, минимизируя ухудшение памяти.

• У похищаемых часто есть давние воспоминания о наблюдении умерших родственников или религиозных фигур. Когда они исследуют эти воспоминания, то понимают, что это имеет отношение к похищениям, а не к тому, во что они отчаянно хотели бы верить.

David M. Jacobs, Walking Among Us (2015), фрагменты главы 1 – "Похищаемые и их свидетельские показания".

Нравится
Не нравится
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Другие новости

Подводные НЛО

Как будто понимая свое превосходство, загадочный объект даже не пытался скрыться и крутился около военных

Лекарь из иного мира

Туманная фигура слегка покачнулась в дверях, и из её горящих глаз ударили в Бориса два луча света." Конец сентября 1991 года. Самое начало бабьего лета. Город Батайск Ростовской области. Семь часов вечера.

Авторизация

Поделиться ...